Пак Чимин БТС: камбэк-интервью

Пак Чимин БТС: камбэк-интервью

Когда Пак Чимин из БТС говорит, он часто начинает свои предложения с помощью фраз «Я просто», «Это просто», «Они просто…». Но затем он сразу раскрывает свои чувства, всегда давая искренний ответ.

Во время одной из трансляции на V-LIVE в октябре (2020 года) ты был одет в ту одежду, которую планировал надеть в аэропорт, если бы вы собрались отправиться в тур.

Пак Чимин (БТС): На самом деле я не заметил, но думаю, что наконец-то смог смириться с реальностью нашей нынешней ситуации.

Под «ситуацией» ты имеешь в виду то, насколько сложно лично встретиться со своими фанатами?

Чимин: Да. Если бы мы вышли на сцену в такой ситуации, или если бы мы выступили с нашими песнями, я не уверен, как бы мы смогли сделать это. В то же время, это ощущается так, будто то, что было закрыто и заблокировано, снова открылось. Это не то волнение, которое получаешь во время сезона туров, поэтому легко чувствовать себя утомлённым.

BE ощущается так, будто он о заботе о себе и о процессе движения вперёд.

Пак Чимин (БТС): У меня была роль, заниматься прослушиванием того, что остальные участники хотели включить в альбом, но это больше записи о настоящем, чем о чувствах каждого. Мы открыто поговорили о тяжёлых временах и как мы изо всех сил стараемся их преодолеть, и это стало альбомом.

Как проект менеджер BE, как ты справлялся с сбором и систематизацией идей всех участников?

Чимин: Я стал проект менеджером, потому что Юнги посоветовал мне это сделать. Но я не думал, что должен руководить чем-то, скорее следить за тем, чтобы другие участники могли выполнять свою работу быстро и легко. Обычно это означало спрашивать их мнение или обмениваться мнениями с нашей компанией. Итак, я собирал идеи, систематизировал их, говорил: «Вот некоторые из идей, которые у нас получились. Что вы думаете?» — спрашивал ещё раз, если они говорили «хорошо», то отправлял это в компанию. Если они делали песню, то я отправлял и её тоже.

Как ты подталкивал участников, которые слишком долго тянули со своими идеями? (смеётся)

Пак Чимин (БТС): Я упоминал их по имени в нашем групповом чате, и они отвечали (смеётся). Каждый раз, когда я говорил, что кто-то ещё не представил свою идею, все остальные говорили: «Поторопитесь, ребята!», и потом они представляли её мне.

Похоже, что одному из участников пришлось по душе быть проект менеджером (смеётся). Как тебе удалось учесть все различные идеи?

Чимин: Когда мы только начали, мы провели обсуждение примерно на час и сказали: «Если вы чувствуется себя подавленными, просто напишите песню о чувстве отчаяния; Если вы хотите дать надежду другим, напишите обнадёживающую песню. Давайте найдём тему и будем работать от неё. А поскольку нас семеро, и альбом будет о текущих событиях, давайте добавим один skit (разговорный трек), чтобы сделать семь песен; и давайте не будем добавлять сольных песен. Давайте сделаем что-нибудь, над чем мы сможем поработать все вместе.»

Этот подход, должно быть, отличался от того, как вы работали над другими вашими последними альбомами.

Пак Чимин (БТС): Мы никогда не говорили, что кто-то напишет эту песню, а кто-то напишет ту песню. Мы просто берём песню и спрашиваем: «Кто хочет сделать это? Кто хочет сделать то?». Я стал более амбициозным и хотел, чтобы остальные участники признали мою работу. И поскольку было так весело работать вместе, каждый раз, когда я что-то делал, я хотел сыграть это для остальных. Ещё я любил, когда мне делали комплименты, так что это доставляло мне удовольствие. Когда песни в конце концов были готовы, мы надеялись, что фанаты смогут уловить все эти эмоции именно такими, какими мы их чувствовали. Хотя есть некоторые песни, которые не вошли в состав (смеётся). Было действительно весело.

Ты хочешь сказать, что важно не только доставлять песни до фанатов, но также важен и процесс создания.

Читать  Песни Шуги из БТС, которые он спродюсировал

Чимин: Не так давно я узнал кое-что новое о себе: я из тех людей, которым нравится быть любимыми. Оглядываясь назад, я понял, что делаю то, что делаю не только для получения результата работы, но и для того, чтобы получить любовь от друзей, семьи, группы и фанатов. Было действительно трудно держаться за эту связь, но я почувствовал себя наполненным как только почувствовал уверенность в этой любви и сохранил эти отношения крепкими. Это было похоже на получение чего-то своего.

Это не просто любовь, а удовлетворение от прилагаемых усилий и глубокого чувства доверия, которое они вызывают?

Пак Чимин (БТС): Раньше я думал о том, что получаю от них, чем о том, что делаю для всех остальных. Даже если я по сути ничего не должен нашим фанатам или членам группы взамен, я чувствую глубокую и искреннюю признательность за всё то, что они для меня делают. Я также видел людей такими, какими они на самом деле являются, людей, которым я на самом деле безразличен. Вместо того, чтобы отталкивать таких людей, я научился реагировать на них менее эмоционально. Точно так же я смог быть более эмоционально честным с людьми, которые очень внимательны ко мне.

В наши дни стало трудно выражать такие чувства фанатам. На самом деле единственный выбор — поговорить с ними через свои песни. Что ты хочешь сказать на этот раз?

Чимин: Послания есть в каждом альбоме и музыкальном видео, которые мы делаем; но вам не обязательно понимать смысл сообщения, я просто надеюсь, что вам понравится слушать и смотреть. Это первое. Я надеюсь, что вам правда нравятся песни и видео, которые я создал, пока работал, и вы не расслабляетесь, поэтому я уделил много внимания и много практиковался, чтобы представить вам что-то идеальное.

В связи с этим, я думаю, что твоё пение и танцы немного изменились. Твоё выступление в «Black Swan» и «Dynamite» совершенно разные, но, возможно из-за изменившегося силуэта тела ощущение твоего танца стало более последовательным. Что ты хочешь выразить как танцор?

Пак Чимин (БТС): Я просто надеюсь, что мои эмоции передадутся. Я просто хочу, чтобы чувствовались эмоции, которые я вкладываю в свои танцы, актёрство и пение. Так что я получил много отзывов, расспрашивал, провёл небольшое исследование и обнаружил, что для каждой эмоции, которую вы можете выразить на сцене, есть тело, наиболее подходящее для работы. У всех нас разные типы телосложения. Чтобы получить тело, которое может лучше всего выражать мои эмоции в моём возрасте, я сел на строгую диету, но я не придерживаюсь её так же интенсивно, как раньше (смеётся).

Если ты смотрел на свой танец в «Dynamite», твоё тело, особенно когда ты отворачиваешься, выглядит иначе, чем раньше. Ты выглядишь легче. Как твоё новое тело повлияло на твои танцевальные движения?

Чимин: Я выгляжу так, как хотел выглядеть, когда был около 58 кг, поэтому я сел на диету и похудел на 5 кг. Вот тогда я нашёл тот образ, который хотел всем продемонстрировать. Я не могу быть объективным в отношении себя, но я хотел создать определённую атмосферу. В прошлом я очень старался быть без излишеств, и меньше сосредотачиваясь на пробах чего-то нового и уделяя большее внимание тому, чтобы избегать ошибок, я не позволял себе двигаться дальше. Но в «Dynamite» я попробовал новы способы самовыражения, которые раньше никогда не пробовал. Я хотел, чтобы люди могли сказать, что я действительно сосредоточен на этом, когда они смотрят видео, поэтому в этой песне я попытался быть сентиментальным и — как бы это сказать — я даже пытался выглядеть учтиво (смеётся) и забавно тоже. В итоге я сосредоточился на рисовании самой картины, а не на каждом отдельном элементе.

Читать  БТС Тэхен интервью: Ви для VOGUE Korea

И что же ты хотел показать?

Чимин: Нам не удалось устроить настоящее шоу во время COVID-19. Я хотел показать, что мы не тратили время зря, а наоборот, преодолели всё это и продолжаем упорно работать. Но изображать «усердную работу» с помощью танца было бы очень утомительно, поэтому я улыбался и танцевал на протяжении съёмок «Dynamite».

Как это возможно? Было непросто поддерживать мотивацию всей команды.

Чимин: С распространением COVID-19 нам потребовалось время, чтобы по-настоящему поверить в то, что мы поднялись на вершину Billboard Hot 100. Когда мы проверили наши телефоны, и было сказано, что мы заняли первое место, мы были поражены, но в это было трудно поверить, хотя мы все плакали (смеётся). Но когда впервые появился COVID-19, мы сказали: «А, это быстро пройдет, и мы сразу же вернемся в тур».

Причина заключалась в том, что мы сказали: «Даже если станет трудно, давайте выложимся на весь следующий год». Отдадим все силы и рухнем… Таков был план, но мы были очень разочарованы. Хуже всего было то, что когда я услышал, что в этом году будет сложно выступать, у меня в голове… всё потухло. Мой разум был пуст. Мы также не могли просто сделать перерыв. Другим было очень тяжело, но мы могли продолжать работать. Я не знал, радоваться нам или грустить по этому поводу. Ни на что не было ответов.

Как ты с этим справился?

Чимин: Если бы интервьюер или кто-нибудь ещё спросил меня, какая моя цель, то я бы сказал, что моя цель — выступать с участниками долгое время, и это, вероятно, моя самая большая цель; но я действительно говорил это группе: «я хочу быть с вами ещё очень долго». Думаю, мы хорошо передали друг другу это чувство. Я серьезно переживал, что группа вымотается. Но они смеялись друг с другом, подбадривая друг друга. У нас было намного больше времени, чтобы поболтать вместе, поэтому, что бы ни происходило, мы всегда могли поговорить об этом за напитком у себя дома и разобраться.

Что заставляет вас так серьезно относиться к своей работе?

Чимин: Я действительно хочу полюбить эту работу как внутри, так и снаружи. Если мы просто смотрим на работу как на работу, всё, что нам нужно — это деньги, но я никогда не думал, что динамика нашей группы или наши отношения с фанатами основаны на этом. Но я думаю, что если вы истощены морально и физически, работа превращается в рутинную работу, и тогда ваши отношения неизбежно пострадают. Вот чего я боялся.

Песня «Dis-ease» о том, что каждый участник думает о работе. Как ты относишься к своей работе?

Чимин: Я не рассматриваю свою основную профессию, выступления и пение в ключе «хожу на работу». Но когда я делаю что-то ещё с камерой прямо передо мной, это похоже на «работу». Петь и выступать для наших фанатов — это не работа — это то, чем я очень, очень хочу заниматься.

Пак Чимин БТС: Я был мостом.

Ты помог написать «Dis-ease», верно?

Чимин: Я был мостом. Я записывался с Pdogg, и была одна часть, в которой не было мелодии, поэтому — следует ли мне называть это импровизацией? — я просто пел что-то, не задумываясь об этом, а затем он попросил меня спеть это снова. Так что я спросил, уверен ли он, а затем он попросил меня написать мелодию, так что я её написал.

Читать  Интервью Чонгука из BTS для GQ Korea

В некоторых других песнях в BE тоже есть что-то подобное, но «Dis-ease» почему-то особенно напоминает старый корейский хип-хоп.

Чимин: Я тоже так думал. Я вспомнил о временах двадцатилетней давности, когда спел её. Большая часть песни была написана Джей-Хоупом, так что, возможно, я так думал (смеётся), но я спел её, когда стоял вопросительный знак, кто будет петь вокал. Я действительно делал всё, что хотел, поэтому меня как бы сдерживали (смеётся), но это было весело.

Было ли где-то место, где меняли вокал во время записи? В BE есть много частей, в которых вы используете почти нормальный голос.

Чимин: Обычно, когда я пою, у меня в голове уже есть общая картина, но на этот раз все было не так. «Life Goes On», особенно — эта песня не обо мне, но я не мог не сочувствовать ей, поэтому с самого начала я исполнил её, не думая о том, как должен звучать мой голос. Я не думал о какой-то конкретной эмоции, которую хотел бы вам выразить. Я просто записал в точности те чувства, которые испытывал во время пения.

У вас есть песня под названием «Telepathy». Когда вы проводили трансляции в процессе создания на YouTube, группа упомянула идею телепатии, которая заставила меня подумать, что вы отправляете песню напрямую своим фанатам. Если бы вы могли поговорить с ними телепатически, что бы вы сказали?

Чимин: У людей добрые сердца, и я просто надеюсь, что так оно и останется. Вы спрашивали о телепатии, я думаю, что у нас действительно есть телепатическая связь с нашими фанатами. Это не кристально ясные мысли или что-то в этом роде, но я думаю, если мы искренни, они как-то это почувствуют. Думаю, именно поэтому наши фанаты поддерживают нас и всегда рядом с нами.

Пак Чимин БТС: Одна вещь, которая мне всегда любопытна в отношении наших фанатов, - это то, что самое сложное в их жизни.

А если наоборот? Что бы вы хотели услышать от своих поклонников?

Чимин: Одна вещь, которая мне всегда любопытна в отношении наших фанатов, — это то, что самое сложное в их жизни. Мне действительно любопытно узнать, с чем каждый из них борется, что делает их счастливыми. Мы тоже сталкиваемся с нашими собственными трудностями, поэтому мне всегда интересно, есть ли в жизни каждого из наших фанатов кто-нибудь, чтобы спросить их, все ли у них в порядке. Я надеюсь, что скоро всё наладится, что люди смогут продолжать держаться, и что взрослые будут соблюдать все правила. У детей сейчас не так много возможностей делать то, что они хотят делать. Я полагаю, что многие дети видят в этом то, что им навязывают взрослые, поэтому я надеюсь, что взрослые должным образом объяснят ситуацию детям, чтобы они тоже могли помочь друг другу, чтобы положить конец пандемии.

В новостях говорится, что была создана вакцина от COVID-19, так что вы, возможно, сможете встретиться со своими поклонниками раньше, чем позже. Что ты им скажешь, когда наконец увидишь их снова?

Чимин: Не думаю, что мы что-нибудь скажем. Я думаю, мы будем просто смотреть друг на друга очень долго. И если я могу что-то сказать, я, вероятно, скажу: «Вы сделали это. А теперь давайте вернемся к тому, чтобы хорошо провести время».

Источник: Weverse Magazine

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: